Neko O-Umy
Курю бананы. А ты не кури... Здравствуй, автор. Я комментатор. Надеюсь, мы понравимся друг другу. Героиновый рай и они там вдвоем. И мы наверное туда попадем По дорогам вен, по дорожкам пыли, Ведь мы так любили, мы были!

Горе Хилле

Сидела и шила Хилле,
-- Мое горе знает Бог --
Так худо нигде не шили.
- Кроме Бога, никто не поймет моих тревог.

Служанка знать королеве дает,
Что Хилле нынче совсем худо шьет.

Королева накинула мех,
Пошла посмотреть, что там за грех.

"Прошу посидеть со мной госпожу,
Я все мое горе расскажу.

Отец оказал мне почет большой,
Двенадцать рыцарей шли за мной.

Но с Хильдебрандом-герцогом бежала я
С казною всею на двух конях.

Мы к ночи приехали на ночлег
И наших коней сдержали бег.

Но семеро братьев настигли меня
И в дверь застучали, сестру кляня.

"О, Хильдебранд, удержи свой меч!
Мой младший брат не должен полечь!"

Слова мои прозвучали, как гром,
Израненный Хильдебранд пал ничком.

Младший брат меня за косу взял,
Седельным ремнем меня он связал.

Брат меня к нашему замку привез,
Там мать ждала, не пряча слез.

Меня удавить не позволила мать,
Велела она меня продать.

Пошел на колокол доход,
На церкви Марии висит колокол тот.

Ударил колокол, как зарыдал -
Сердце матери звон разорвал.

Она превратилась в холодный прах
-- Мое горе знает Бог --
У Королевы на руках.
-- Кроме Бога, никто не поймет моих тревог.


Герр Маннелиг


(средневековая баллада в исполнении группы "Garmarna"
поэтический перевод английской версии текста)


Покуда в горах не забрезжил рассвет
И птицы не закричали,
Дочь тролля пыталась прельстить молодца
Коварными, злыми речами.


- Герр Маннелиг, герр Маннелиг, а в жены ли возьмешь?
За все, что в дар тебе дам я.
В жены ли возьмешь, да или нет,
Каков же твой будет ответ?


Тебе я отдам двенадцать коней,
Что в роще тенистой пасутся,
Их пасти вовеки не знали узды,
И седла о спины не трутся.


Тебе я отдам двенадцать холмов,
На каждом - по мельнице статной.
Из меди из красной у них жернова,
Серебряны грузы стократны.


Тебе я отдам наизнатнейший меч:
Пятнадцать колец позолоты.
А станешь рубиться ты этим мечом,
Осилишь врагов без заботы.


Тебе я отдам одеянье вождей,
Рубаху из белого шелка,
Что цельным узором была сплетена:
Ее не касалась иголка.


- Я с радостью принял бы эти дары,
Будь доброю ты христианкой.
Но ведомо мне, что ты троллева дочь
И дьяволу верна служанка.


Дочь тролля исторгла пронзительный вопль:
- Ах, если бы ты мне достался!
Конец наступил бы томленьям моим,
Когда б ты со мною остался!


Герр Маннелиг, герр Маннелиг, а в жены ли возьмешь?
За все, что в дар тебе дам я.
В жены ли возьмешь, да или нет,
Каков же твой будет ответ?


Фру Тала ужасный увидела сон:
Проснись, ибо пробил час
Что Хольгер-богач на смерть осужден
Богатый герр Хольгер

"Приснилось мне -- три наших серых коня
На плаху умчали тебя от меня."

"Ах, милая Тала, что проку во сне?
Пусть сгинут все страхи, как снег по весне!"

В дверь дома стучат кулаком и копьем:
"Коль Хольгер внутри -- пусть выходит добром!"

Герр Хольгер созвал верных слуг своих двух:
"Седлайте коней, и помчим во весь дух!"

Когда Копенгаген пред ними предстал,
Король Христиан их в воротах встречал:

"Герр Хольгер, заждался тебя мой дворец;
Твоим преступленьям приходит конец!"

Король размахнулся двуручным мечом,
И кровь побежала по плитам ручьем.

Фру Тала, завидев обоз с мертвецом,
Слегла, став белее подушек лицом.

На башне одиннадцать колокол бьет --
Герр Хольгер со смертного ложа встает.

Стучит еле слышно он мертвой рукой:
"Открой, моя Тала, впусти в свой покой!"

"Не жду никого я к себе в эту ночь!
Я дверь не открою! Ступай себе прочь!"

"Ах, Тала, устав преисподней суров:
Верни беднякам их овец и коров!

И Ромман, и Скромман должна ты отдать:
Несладко за друга в аду пропадать!"

"Уж лучше я павою в ад попаду,
Чем по миру нищенкой драной пойду!

Гори ты со слугами ныне в аду,
Проснись, ибо пробил час
А я со служанками после приду!"
Богатый герр Хольгер


Друзья да сородичи


(раннесредневековая баллада в исполнении группы "Garmarna"
подстрочный перевод английской версии текста)


Други да сородичи сошлись да совещалися
За кого выдавать сродницу в этом году,
Цветущую молодку,
Да всё совещалися
За кого выдавать сродницу в этом году


Мы желаем, чтобы ты вышла за королевича,
У него больше злата, чем земли у небогатого Роланда
(Цветущая молодка)
Выходи за королевича, у него больше злата, чем земли у небогатого Роланда


В субботу и воскресенье прошла об этом молва
Понедельник и вторник покажут, что ей выпадет
(Цветущая молодка)
Молва прошла: Понедельник и вторник покажут, что ей выпадет


В среду и четверг справили вино
В пятницу и субботу сыграли свадебку
(Цветущая молодка)
Справили вино В пятницу и субботу сыграли свадебку


И пили день, и пили два,
А невеста в палаты всё не шла
(Цветущая молодка)
И пили два,
А невеста в палаты всё не шла


И пили день, и пили три дня,
А она не пожелала взглянуть на брачное ложе
(Цветущая молодка)
Пили три дня,
А она не пожелала взглянуть на брачное ложе


А потом вошел бедный корабельный работник
На нем синяя рубаха, рваная да ношеная
(Цветущая молодка)
Бедный корабельный работник,
На нем синяя рубаха, рваная да ношеная


Он встал у стола и молвил:
Я вижу лишь мачты и дали, в которые они отплывают
(Цветущая молодка)
И молвил Я вижу лишь мачты и дали, в которые они отплывают


И дева поднялась на высокий чердак
И сбежала по тропинке к широкому брегу морскому
(Цветущая молодка)
Поднялась на высокий чердак
И сбежала по тропинке к широкому брегу морскому


Она бежала по скалам, она бежала на цыпочках
Но береглась синих волн внизу
(Цветущая молодка)
Бежала на цыпочках Но береглась синих волн внизу


И ее позвали на борт корабля
И ее угощали мёдом да вином
(Цветущую молодку)
На борт корабля
И ее угощали мёдом да вином


Я вижу, вижу по твоим тонким белым пальчикам
Недолго их украшало обручальное кольцо
(Цветущая молодка)
Тонкие белые пальчики
Недолго их украшало обручальное кольцо


Я вижу, вижу по твоим золотистым волосам
До вчерашнего дня на них не было венца
(Цветущая молодка)
Золотистые волосы
До вчерашнего дня на них не было венца


Я вижу, вижу по твоим лилейно белым грудям
Малых деток они не кормили
(Цветущая молодка)
Лилейно белые груди
Малых деток они не кормили


И теперь дева возлежит с небогатым Роландом
И не знает ни горя, ни сожаления
Цветущая молодка
Возлежит с небогатым Роландом


"Оборотень"

Девушка припозднилась домой,
Липы трепещут в чаще
И выбрала путь через лес прямой.
Дитя под сердцем несчастной.

Только зашла она в лес густой,
Вышел огромный волк из кустов.

«Милый волк, меня пощади —
Серебром расшитый мой плащ возьми!»
«Плащ твой волку не по плечу —
Кровь молодую пустить хочу!»

«Милый волк, меня пощади —
Сапожки сафьянные мои возьми!»
«Сапогов-то я не ношу —
Кровь молодую твою пущу!»

«Милый волк, меня пощади —
Венец золотой за меня возьми!»
«Твой венец волку ни к чему —
Жизнь молодую твою возьму!»

Дева забралась на высокий сук,
Волк стал рычать и ходить вокруг.

Корни у дуба волк перегрыз —
Вскрикнув, дева упала вниз.

Рыцарь коня оседлал стремглав
И в темный лес полетел, как стрела.

Когда ж он к чаще лесной прискакал —
Лишь руку любимой он отыскал.

«Ах, сохрани и спаси нас Бог!
Липы трепещут в чаще
«Невеста погибла, мой конь издох».
Дитя под сердцем несчастной.


O Euchari In leta via

Тепло солнца струится в тебя,
Как благоуханье бальзама.
Тепло солнца струится в меня,
Как благоуханье бальзама.
Всё, что движется, дышит легко,
Мчась над землей.

O Euchari In leta via

Твои руки ищут меня
В пылу страсти.
Мои руки ищут тебя
В пылу страсти.
Всё, что движется, дышит легко,
Мчась над землей.
Твои руки ищут меня
В пылу страсти.


Гусениц стало так много
Голод, хуже, чем прежде
Деревья задыхаются, умирают и падают

Человек – как слепой волк
Голод – все, что я знаю

Голод превыше всего

@темы: Neko in love, музыка, мысли в слух